Когда река не видит берегов!



Быть может это довольно странно любоваться наводнением.

В этом есть какой-то эсхатологический мазохизм.

Но вот же удивительно - мне и в правду нравится!

Уже тысячи лет мы пытаемся заставить реку не покидать своих берегов. Как загнанного зверя мы придавливаем ее к земле, зажимаем гранитом берегов, насыпями и стенами. Строим шлюзы и каналы. И она вроде бы сдается, смеряется. Дыхание реки успокаивается, биение волн о скалистый берег становится ровным и размеренным, и мы уверены, что стянутая нашими цепями стихия теперь покорна. Однако каждый раз оказывается, что река просто затаилась и набирает силу, что бы в один момент взвиться на дыбы как разъярённый китайский дракон, разрывая цепи шлюзов и мостов, снося стены и преграды. Река вырывает деревья, швыряя их в своих горе тюремщиков, затапливает поля и подвалы.

А затем она успокаивается, затихает, потому что сущности не имеет зла. Люди же, еще не давно трусливо бегущие со свои скарбом, судорожно выковырянным из затопленных подвалов, возвращаются снова. И строят, укрепляют, отводят.

Мозель это игривая, но очень коварная река, а Рейн величественен и жесток.

Казалось бы, именно в землях Пфальца люди должны быть всегда готовы к их гневу. Но наводнения всегда приходят неожиданно и внезапно, пусть и каждую зиму. Человек ведь неутомимый оптимист, даже зная, что умрет, всегда ведет себя так будто он вечен, строя планы даже на смертном одре. Да и в целом никто не верит в эту смерть по настоящему, как и в наводнения, катастрофы или пандемии.

Не секрет, что настоящие, подробные записи погоды стали вести ли около 200 лет назад, но о наводнениях Мозеля и Рейна нам известно очень многое и с гораздо более древних времен.

Самое страшное наводнение произошло в 1342 году, причем в Июле! Масштабы катастрофы не то что переоценить, но даже вообразить, невероятно сложно.

Судя по каналам глубиной до 14 метров, которые буквально взрыла обезумевшая река, в тот год с конца июля по начало Ноября пролилось более 400 литров осадков на квадратный метр. Это примерно половина годовой нормы. Весь урожай погиб и люди остались не только без своих домов, но и без еды. Голод, царивший в Европе после наводнения тысячелетия, во многом ответственен за ту страшную эпидемию чумы, которая началась в Европе через два года. Известно, что в Майнце затопило даже Кафедральный собор, а значит, уровень воды достиг абсолютно рекордных 14 метров! Практически все мосты через Рейн Майн и Мозель были разрушены, изменился даже ландшафт и некоторые реки изменили свои русла.

Нечто подобное повторилось снова, 4 столетия спустя.

Рубеж 1783 и 1784 года, многим казался тем самым предсказанным св. Иоанном апокалипсисом, ведь в воздухе действительно пахло серой.

83й начался так ужасно, что наш 2020й показался бы дивным и беззаботным временем. С февраля по август в Европе и Японии извергались вулканы, буквально один за другим. В Италии и Исландии творился настоящих огненный хаос, а союзный хаосу ветер безжалостно гнал пепел, вулканические газы и серу в центральную Европу. Все это напоминало последние времена. Солнце с таким трудом пробивалось через задымленный воздух, что как описывает хроника, ученые даже не могли расплавить свинец с помощью лупы. А преломляющиеся высоко в небе солнечные лучи, разыгрывали над головами напуганных крестьян настоящие световые шоу.

Жара стояла невероятная, почва так затвердела, что перестала впитывать воду, а уже осенью начались снегопады. К Январю 1784го снежная кромка на Мозеле и Рейне достигла невероятных - двух метров.

Затем температуры стали повышаться, а лед и снег таять. К февралю начались первые наводнения, однако опять ударили морозы и реки снова замерзли. Такие перепады происходили еще четырежды, и замерший Мозель застыл стоп кадром прямо на набережных оцепеневших городов. Наконец к концу февраля случилось неотвратимое. Лед тронулся.

Рейн кромсал набережные Кельна, закидывая город разорванными льдинами и хлестая безжалостными холодными водами. Обезумевший Мозель, упершись в заторы из льда вырвался на улицы Трира, Беркастеля, Кохема и других городов долины. Лед и вода срывали дома и виноградники, уносили скот и людей, сравнивали холмы и сносили мосты с яростью берсерков. И сделать было ничего нельзя.

В Кельне уровень воды достиг 11,5 метров. В Трире Маинце и Кобленце

вода достигал отметки в 10 метров. Историки писали об абсолютном бессилии людей перед разбушевавшейся стихией.

Но все же, как бы ужасно ни было происходящее, люди вернулись снова. Снова все отстроили и все восстановили.

Пожалуй, довольно иронично, что именно в этот год, когда Европейцы боролись со снежным хаосом и таранящими их города несущимися по волнам льдинами, Григорий Иванович, основал первое русское поселение на Аляске.

И возможно вы скажете, что все эти ужасы дела давно менявших дней и нам в наш век высоких и даже очень высоких технологий такие ужасы уже не грозят. Скажу вам просто, что последнее наводнение столетия случилось в 1993 году. Вода в долине Рейна и Мозеля поднялась до отметки в десять и более метров. Городу Кельну это наводнение обошлось в более чем 70 миллионов евро.

Затем оно практически повторилось и в 1995 и в 2003 году.

Однако, как бы не восхищала меня неутомимая река, находящая все новые и новые способы вырываться из оков, в которые ее заковывает человек. Люди восхищают мне все же горазда больше. они не смотря не на что, никогда не перестанут пытаться.

7 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Сводил сегодня дочь на прививку в прививочный центр. Очень смешанные ощущения должен вам признаться. Все организовано и спланированно очень хорошо и четко, по немецкий. Я бы даже сказал по германский.