ЗАМОК КОХЕМ

польская королева, русский князь, немецкий император и богатый француз.







Любой, кто хоть однажды побывал на Мозеле, без сомнения скажет, что это одна из самых красивых речных долин Европы: расчесанные виноградной лозой высокие склоны, петляющая полноводная река, пушистые вершины холмов; десятки старинных городов, некоторые из которых жмутся к коварным мозельским берегам уже более двух тысяч лет.

Любой же, кто хоть раз бывал на Мозеле, слышал о городке под названием Кохем.

Не самый большой, не самый интересный и далеко не самый красивый город долины, однако именно он стал бесспорно самым известным поселением на римской винной дороге.

Прежде всего своей известностью город обязан живописному замку, возвышающемуся над черными сланцевыми кры


шами кохемских фахверков.

К сожалению, замок, который вы можете наблюдать сегодня, это вовсе не средневековая твердыня 11-го века, а скорее фигурно остриженный пудель, веянье романтизма века 19-го и результат чрезмерного богатства французского гугенота из Берлина.

Зачастую нам рассказывают о небывалых красотах этого замка, о его замечательном создателе Луи Равене и сыпят при этом градом восторженных эпитетов, отмечая шикарность обстановки, изящность резной мебели и искуссность саксонского фарфора.

Но все это своего рода бутафория. Город Кохем и его замок достойны своей настоящей истории. С этим древним чертогом завязаны Лотарингские пфальцграфы Эззоны, дом Люксембургов, трирские, кельнские и майнцские епископы, польские короли и королевы, и даже киевские князья.

По всей видимости, замок близь Кохема был заложен еще в конце 11 века лотарингским Пфальц -Графом Эззо. Этот выдающийся правитель укрепил свои владения на нижнем Рейне, Мозеле и в Тюрингии, удачно рассадив своих детей на все возможные и доступные ему ключевые места.

Один его сын, Герман, стал епископом Кельна, другой -Отто, герцогом Швабским и наследником родовых владений. Дочери стали аббатисами во всех важнейших монастырях Рейна, включая Кёльнскую обитель Св. Марии капитолийской. Любимая же его дочь Рееза или Рыкса, вышла замуж за наследника самого Болеслава Смелого и стала польской королевой. Именно Рыкса привезла в Польшу знаменитый Трирский часослов и позднее подарила его свое дочери Гертруде - великой княгине Киевской (подробнее тут. https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=4238922076181747&id=100001919888362).

Одним из древнейших родовых имений Эззонов был небольшой мозельский городок Клоттен, который пожелал укрепить пфальцграф Эззо. Однако подходящих возвышенностей рядом с Клоттеном не нашлось, и замок было решено построить несколько километров южнее у городка Кохем. Эззо удалось найти идеальный холм у мозельского берега для постройки нового таможенного замка. Пфальцграф ни в коем случае не хотел лишать себя нового и весьма многообещающего дела – взимания таможенных пошлин с торговцев, проходящих по Мозелю.

Надо сказать, что рейнские бароны так активно собирали дань с проходящих судов, что добились чуть ли не первого в истории коллективного иска, поданного торговцами на имя Папы Римского, против рейнских баронов за чрезмерное сребролюбие последних.

Пфальцграф Эззо возвел небольшой замок типа донжон с тогда еще 4-х угольной жилой башней, с внушительными стенами и возможностью натягивать цепь через реку, заграждая проход торговым судам до получения платы.

К несчастью, в скором времени после смерти Эззо умерли и все его оставшиеся в миру наследники, а огромное состояние Лотарингских Пфальцграфов по большей части досталось польской королеве Рыксе. Это оказалось весьма своевременно, так-как после смерти царственного мужа Рыксе пришлось бежать из не очень дружелюбной Польши назад в Империю вместе с малолетним сыном Казимиром.

Прибыв в свои владения в Тюрингии, королева стала распределять наследство между родственниками. Замок Кохем достался ее племяннику Генриху I. Выбор этот оказался так себе. Достаточно сказать, что этого «славного» родственника прозвали Furiosos - безумный.

То, что у Генриха едет крыша было понятно уже давно, однако в семье не переставали надеяться на божье заступничество и скорое выздоровления знатного отпрыска. К несчастью, чуда не произошло. Генрих бил слуг, дебоширил, разбойничал, затеивал непонятное строительство в замке, да и в целом вел себя не адекватно. В итоге пфальцграфу предложили пройти реабилитацию в одном замечательном монастыре недалеко от Метца, куда его под «белы рученьки» и сопроводили друзья и близкие. К несчастью, безумному пфальцграфу почудилось, что одному из этих близких весьма приглянулась, оставшаяся в полном одиночестве жена Генриха, а в замке Кохем запахло изменой.

Мысль о неверной супруге настолько заполнила разум графа, что он сбежал из монастыря, зарезав сопровождавшего его монаха и, явившись в Кохемский замок, с порога зарубил свою суженую боевым топором. После этого жуткого убийства, Генриха передали в заботливые руки монахов из люксембургского монастыря Эхтернах, где безумный Генрих и закончил свои дни. Правда, касательно измены его подозрения возможно и небыли безосновательны.

Надо сказать, что владельцам замка как-то не везло с женами. Луи Равене, тот самый магнат из Берлина, который выкупил развалены старого замка в конце 19 века и превратил их в романтическую летнюю резиденцию, тоже был предан любимой женой. Пока Равене занимался строительством своего монсальвата, его благоверная Тереза ушла к близкому другу семьи, банкиру Густаву Симону. Эта неслыханная измена стала довольно громки событием в жизни Берлинского общества и даже легла в основу знаменитого романа Теодора Фонтане - Адюльтер.

После смерти Генриха место пфальцграфа в Замке Кохем, занял довольно интересный персонаж - Герман Люксембургский, граф зальмский, или как его окрестили в народе - "Чесночный король". По крайней мере, именно так его называли братья Гримм, рассказывая о владениях Германа в Саксонии, в которых в изобилии произрастал чеснок. Сам же Герман стал анти Королем Генриха IV, пытаясь захватить власть в империи, но потерпел поражение и был убит в сражении близь своего замка Кохем в среду после пятидесятницы 1085 года. Вспоминая об этом событии, в Саксонии до сих пор отмечают Knoblauchmittwoch-чесночная среда, на первой неделе после пятидесятницы.

Конфликт между Германом и Генрихом IV, начался около 1075 года. Генрих занял свою резиденцию в Майнце, а Люксембург поддерживаемый Вельфами ,в свою очередь укрепился в Кохеме. В том же 75 году в Майнц прибыл и киевский Князь Изяслав с дарами и просьбой о помощи против своего брата. Вероятно Изяслав встречался и с Германом, так-как хронист последнего, приводит рассказы о новых варварах с востока, кипчаках- половцах. А жену Изяслава, Гертруду, наверняка с радушием встретили в землях ее матери, прославленной польской королевы Рыксы. Как бы удивительно это не звучало, но скорее всего в рыцарском зале замка Кохем, в 1075 за чаркой мозельского вина мило беседовали Пфальцграф из дома Люксембургов и старший сын Ярослава мудрого- великий князь Изяслав.

К началу 12 века род Эззонов угас, и замок перешёл во владения саксонских Асканиев, точнее к Зигфриду Баленштадтскому, который и построил знаменитую восьмиугольную башню замка.

С наследниками у Баленштадтов тоже не сложилось, и замок захватил король Конрад III. Так Кохем впервые стал имперским.

Однако доля немецких король всегда была не сладкой. После выборов они получали громкий титул, а вот власть в базовый пакет не входила. Ее нужно было докупать отдельно. Конраду пришлось заложить замок трирскому епископу, однако выкупить его обратно король уже не смог. Следующий Император Карл IV передал Кохем родному дяде, епископу трирскому Балдуину, уже окончательно.

В составе Куртрира замок был превращен в настоящую крепость, одну из важнейших твердынь мозельской долины. Таким он и оставался вплоть до 1673 года, пока французский капитан с говорящей фамилией Де ля Трус не разрушил замок по прямому приказу короля солнца. Говорят, капитан проявил истинно французское уважение к вину и виноградникам. Во время обстрела он требовал от артиллеристов целится в замок так, что бы и ни в коем случае не попасть ядрами по лозе.

В 19 веке романтизм, воспетый Людвигом баварским, гимном которому стал его замок Нойшванштайн, стал править умами как старой знати, так и разбогатевших нуворишей.

Живописные развалины мозельской твердыни выкупил уже упомянутый ранее Луи Равене. Замок служил загородной резиденцией его семье вплоть до 1942 года. Фашистское правительство вынудило наследников Равене продать замок. Министр юстиции третьего рейха Георг Тирак устроил в нем специальную юридическую школу для НС-юристов. После войны в 1978 году замок выкупил город Кохем.

Тогда же на восьмиугольной башне древнего замка была восстановлена разрушенная нацистами мозаика святого Христофора, покровителя путешествующих.

Когда вы в следующий раз будете прогуливаться по изысканным залам загородной резиденции семьи Равене, возможно вы вспомните, что на самом деле это древний замок, в котором некогда вершилась история.



16 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Сводил сегодня дочь на прививку в прививочный центр. Очень смешанные ощущения должен вам признаться. Все организовано и спланированно очень хорошо и четко, по немецкий. Я бы даже сказал по германский.